Борис Галкин: Выдержать Черноморец – надо иметь стальные нервы-канаты

galkin_boris_4

Для студентов и аспирантов он строгий, но справедливый руководитель. В среде любителей футбола он уважаемый болельщик с более чем полувековым стажем. А в жизни Борис Галкин – скромный, обаятельный, интеллигентный человек с прекрасным чувством юмора и не представляющий свою жизнь без одесского Черноморца. А могло ли быть иначе, если перед вами коренной одессит?

Ланжеронъ.Südkurve с удовольствием принял приглашение пообщаться на территории Биотехнологического научно-учебного центра при Одесском Университете, ведь доктор биологических наук, профессор Борис Николаевич Галкин, известный футбольным болельщикам как дядя Боря, является ни кем иным, как его директором.

В рабочем кабинете. Фото из личного архива.

В рабочем кабинете. Фото из личного архива.

- В свое время мы учились на Соборке, – вспоминает Борис Галкин. – Как сейчас модно говорить, там находились гуру. И для того, чтобы получить право сообщить какую-то новость, необходимо было стать знатоком и уважаемым человеком. Хотя и адиётов там тоже хватало (смеется). Сейчас же, наблюдая за современной молодежью, мне кажется, что этот процесс передачи неких незримых вещей из поколения в поколение исторически сглажен, что ли. Читая сегодняшнюю виртуальную Соборку, с уважением относясь ко всем ее участникам, видно, что многие люди рассуждают о 1980-90-х годах, то есть о времени, когда они начинали болеть и ходить на стадион. Наше же поколение помнит другой Черноморец – команду из 1960-х годов.

Понятно, что многие наши воспоминания и высказывания, наверное, субъективны. Обязательно найдутся люди, которые скажут, что где-то что-то было немножко не так. Но главное не это, главное – мы можем рассказать о том, как у нас все начиналось, а более молодым поколениям будет интересно об этом прочесть.

БОЛЕЛЬЩИК В ТРЕТЬЕМ ПОКОЛЕНИИ

- Борис Николаевич, а как в вашу жизнь ворвался футбол?
- Скажу так: я болельщик одесского футбола в третьем поколении. Мой дедушка, будучи 15-летним мальчишкой, смотрел исторический матч, в котором сборная Одессы победила сборную Петербурга и стала чемпионом Российской Империи. Он очень много мне рассказывал за ту команду: и про Каждана, английского вратаря сборной Одессы, и про знаменитого футболиста Богемского. Причем по рассказам дедушки, подтверждение которым я нашел уже в наше время в интернете, Богемский был офицером, который участвовал в гражданской войне на стороне белогвардейцев. В Одессу он, конечно, не вернулся, попал в Чехию и продолжал там играть, признаваясь одним из лучших футболистов Чехии! Злочевский – это был просто великолепный игрок! У него было прозвище Саша-Злот и он, будучи, скажем так, пролетарского происхождения, и после революции продолжил играть в Одессе. Прекрасная была команда.

- На финал, наверное, попасть было не так просто?
- Не только на решающий матч. Поединки проходили на стадионе, который сегодняшним языком можно назвать профессиональным. Иными словами, чтобы попасть на игру, необходимо было купить билет. А что оставалось делать мальчишкам? Они залазили на деревья и наблюдали с них за ходом поединков. Не стал исключением и тот самый финал (смеется). Сборная Одессы выиграла матч со счетом 4:2, но всем известно, что произошло далее (результат матча Одесса – Петербург был аннулирован, а Чемпионат-1913 официально был признан не разыгранным. Подробнее об этом, как и об истории дореволюционного футбола в Одессе, читайте в запускаемой в скором времени рубрике 100 лет чемпионства – прим. авт.). Но мы-то знаем, что наша команда – чемпион.

- Любовь к футболу ваш дедушка привил и отцу?
- Да, отец ходил на футбол и до войны, и после. Он имел отношение к торговому флоту, поэтому вся наша семья, как только появился Черноморец, болела только за моряков и болеет до сих пор. И будет болеть только за одну команду.

- Но ведь датой основания Черноморца считается 1936 год.
- Вот здесь лично я не согласен с трактовкой. Считаю, что необходимо либо брать за основу год, когда появился Черноморец, а это – 1958 год. Да, он возник на базе команды Пищевик, которая возникла на базе Динамо и которая в разное время называлась Спартак и Металлург.

- Почти как в доме, который построил Смит.
- Точно, либо брать отсчет истории с 1878 года, с появления ОБАКа, председателем которого был английский генеральный консул Смит.

- А в чем причина сравнительно частой смены названий команды до 1958 года?
- Например, Металлург, а также последняя инкарнация Пищевика были командами завода Стальканат. А потом легендарного начальника ЧМП Алексея Евгеньевича Данченко попросили взять команду под свое крыло. И он ее взял! Причем Данченко очень любил Черноморец, много в него вложил и сделал очень многое для этой команды.

- Говорят, что судьба команды была решена в поезде Москва-Одесса.
- Да, сейчас об этом больше известно, но и в то время в городе ходили разговоры, что это председатель ДСО Водник легендарный Павел Досич обратился с подобной просьбой к первому секретарю обкома Алексею Федосееву, который в свою очередь обратился к Данченко. Недавно Павел Васильевич отпраздновал 90-летний юбилей и, пользуясь случаем, хотел бы поздравить его и пожелать здоровья и всего самого наилучшего! Ведь именно благодаря Досичу в истории одесского футбола наступила новая веха и появился Черноморец.

Портреты Бориса Галинского и Анатолия Зубрицкого в Музее футбола на стадионе Черноморец. Фото - lanzheron.com

Портреты Бориса Галинского и Анатолия Зубрицкого в Музее футбола на стадионе Черноморец. Фото – lanzheron.com

- С какими людьми у вас ассоциируется самый первый Черноморец?
- Во-первых, сразу же был назначен старшим тренером Анатолий Федорович Зубрицкий, который был знаменитым футболистом. Чуть позже пришел Матвей Леонтьевич Черкасский. Еще, если не ошибаюсь, начальником команды был Борис Вениаминович Галинский, бывший политработник, который в свое время написал книгу Черноморцы об истории одесского футбола. Впоследствии он участвовал в написании очень интересных ежегодных справочников, выпускавшихся издательством Маяк перед стартом очередного чемпионата. Там было всё! И состав, и фотографии футболистов, и расписание, и различные материалы о командах. Борис Галинский был удивительный и интересный фанат Черноморца. Потом эстафету у него принял знаменитый Андрей Ясень – Борис Федорович Деревянко, который до Вечёрки работал в газете Комсомольская Искра. Самое интересное, что в то время газета обкома комсомола выходила на украинском языке. Писал он очень интересно, в эмоциональном стиле. Если Черноморец выигрывал, это был один стиль, а если проигрывал – разнос шёл по полной программе! Где-то его тексты были субъективны, болельщики часто даже возмущались. После одной такой статьи Борис Федорович попал на Соборку, там он имел небольшие проблемы (смеется). Еще был в Одессе известный фотограф Михаил Рыбак. Практически все футбольные фотографии Черноморца и СКА, опубликованные в газетах, были его авторства.

ПЛОЩАДЬ – СТРОГАНОВСКИЙ МОСТ – СТАДИОН

Именное кресло на стадионе Черноморец. Фото - lanzheron.com

Именное кресло на стадионе Черноморец. Фото – lanzheron.com

- Вспомните свой первый поход на стадион?
- В первый раз попал я на стадион в 1961 году в 9-летнем возрасте, хотя интересоваться футболом начал раньше. Это было летом, мы с отцом сидели на второй трибуне ближе к третьей, примерно в 20 ряду, где у него была уже своя компания. Когда я увидел этот зеленый газон, почувствовал запах свежей травы, и тут ещё вид на море и порт! У меня до сих пор это первое впечатление стоит перед глазами.

- Что за матч был, помните?
- Если не ошибаюсь, Черноморец играл против команды Авангард Черновцы и выиграл со счетом 3:0. Вот это – команда из моего детства, уникальный коллектив, который я запомнил навсегда. В той команде для нас все были звездами, и любой мальчишка в Одессе знал всех игроков наизусть. Городенко и Гурбич в воротах, Романов, Заболотный, Попичко, Елисеев, Чеботарев, Дерябин, Молочков, Колдаков, Фурс, Двоенков, Егоров, Азаренков, Юлыгин. И самое интересное, что тогда Москаленко играл за СКА, потом перейдя в Черноморец.

- Ажиотаж на трибунах был на каждой игре?
- Если взять протоколы того времени, что можно увидеть, что крайне редки были матчи, на которых было менее 25000 зрителей, а максимально на игры приходило 50000 болельщиков. То есть, забиты были не только все места на трибунах, но и лестницы между ними! Перед матчами на улицах по дороге на стадион были просто реки людей!

- В Одессе всегда любили футбол, или были иные причины аншлагов?
- Выражаясь современным языком, в то время был другой менеджмент. Значительная часть билетов отправлялась непосредственно на заводы. Предприятия выкупали билеты у пароходства и затем через профсоюзы распределяли их среди своих работников практически бесплатно. Но и заводы тогда работали!

- А сколько стоил билет в то время?
- Детский билет без места стоил 10 копеек. Дальше шла градация от 50 копеек до 1 рубля. Но это сегодня может показаться, что рубль – недорого. В 1960-е годы на 1 рубль можно было купить полкило колбасы, а средняя зарплата составляла где-то 70-80 рублей. Абонементы тоже возникли не сразу. Я могу ошибаться, но по-моему они появились в конце 1960-х – начале 1970-х годов. Поэтому временами билеты достать было очень непросто. Билеты продавались в кассах стадиона и в театральных кассах.

Будка Центральных театральных касс на Дерибасовской. Фото - lanzheron.com

Будка Центральных театральных касс на Дерибасовской. Фото – lanzheron.com

- Где покупали билет вы?
- Когда я уже стал постарше, то брал билеты в кассе на Дерибасовской. На месте нынешнего МакДональдса в то время был двухэтажный обувной магазин, а рядом, где сегодня торговый центр Европа, располагался кинотеатр Комсомолец, напротив которого и стояла будка (всевозможные билеты можно купить там и сегодня – прим. авт.). Там работала тётя Соня, которая продавала театральные билеты, и у неё я брал билеты на футбол. А чтобы достать билеты на некоторые матчи, необходимо было набрасывать сверху пару копеек. Когда я шел на стадион сам, мама мне давала 60 копеек, со школьных завтраков экономил еще сколько-то копеек и брал билет, обычно на 28 трибуну. На новом же стадионе постоянно сижу на 1 секторе. Недавно клуб отметил меня персональным местом, за что ему огромное спасибо. И дело здесь не во мне лично, я никогда не кичился своим стажем. Дело в том, что клуб начал хорошее дело, отмечая старых болельщиков, для которых подобное внимание, особенно в современных условиях, очень приятно.

- Какими путями добирались на стадион?
- Мы жили в центре города, на площади Карла Маркса, позже именовавшейся площадью Потёмкинцев, а ныне носящей историческое название Екатерининская площадь. Учился сперва в 43 школе, потом в девятой. Сами понимаете, до Соборки было недалеко, и мы пацанами туда периодически вырывались, чтобы послушать какие-то новости. А маршрут на стадион был незыблем: мы с отцом шли по бульвару, потом по Дерибасовской, затем через переулок Гарибальди выходили прямо на Строгановский мост, а там уже можно было выбирать – или идти через переулок Нахимова, где находился отдел кадров ЧМП, либо через Сабанский переулок, где стоит памятник Тарасу Шевченко. Причем этот памятник был установлен в 1966 году, то есть мы ходили, когда его там еще не было. Но это была точка, где перед матчами собирались и встречались болельщики.

На углу Гарибальди и Карла Либкнехта (ныне Польская угол Греческая – прим. авт.) был продовольственный магазин. А на улице стояла будка, в которой заседал колоритный человек, если не ошибаюсь, его звали Натан, и продавал пиво и газводу. И многие из потока болельщиков сперва заходили в магазин, чтобы взять с собой горячительное, а шкалик тогда стоил 1 рубль 49 копеек, а затем направлялись прямиком к будке, где покупали пиво, делали ёрш, выпивали и с чувством выполненного ритуала направлялись на стадион (смеется).

Люди, конечно, были интересные. Естественно, я осознаю, что время не стоит на месте – все течет, все изменяется. Сейчас также много разных людей можно встретить, но сегодня таких шуток, прибауток, которые мы, будучи пацанами, слышали на стадионе в те годы уже нет. Многих уже нет с нами, многие уехали.

- Вспомните, навскидку, какой-то случай на трибуне?
- Сидел с нами один интересный персонаж. Чем он был интересен? Во-первых, он всегда очень громко разговаривал, а во-вторых – постоянно лузгал семечки так, что все вокруг были в шелухе. Я спрашиваю у отца: - Папа, кто это? – Ой, это Моня Чокнутый, – отвечает. По рассказам отца, Моня жил на Молдаванке, в 16 лет ушел защищать Одессу и получил очень сильную контузию.

Его любимым футболистом был Фурс. Голос у Мони был, наверное, как у оперного певца, ему не нужно было ни микрофона, ни усилителя. Поэтому его крик можно было услышать еще при подходе к трибуне. Я сам слышал в его исполнении спич:

- Наш Кот, если б он, сука, не пил, то какой там Пеле? Какой Гарринча? О чем вы говорите?!
Ему отвечали: - Моня, перестань ерундой заниматься.
- Да вы ничего не понимаете! Я вам говорю, что это был бы лучший футболист мира!

Затем он садился, раздавал всем указания, кому как сидеть и куда смотреть, вот этот вот крик.

А Фурс был удивительным футболистом. Талантище! Он ведь до сих пор является рекордсменом Черноморца по забитым мячам в чемпионатах. Котя мог простоять-проходить две трети игры. И тут мяч попадал к нему, следовал рывок, обводка, удар и гол. Так и в этот раз, больше половины матча позади, а Фурс стоит, чешет затылок. И вдруг слышен крик Мони в адрес защитников соперника: - Ребята, поломайте этому скотине ноги! А мы его отправим в еврейскую больницу, там ему их отрежут и он будет одним местом по асфальту шкрябать!

И тут Фурс крадет мяч, обводит соперника и забивает гол. Надо было видеть и слышать радостного Моню: - Ну что я вам говорил? Где Пеле и где Гарринча? Котя наше всё!

Удивительный был человек Моня Чокнутый, фанат футбола, но где-то элемент городского сумасшедшего в нем, конечно, присутствовал.

ПОСЛЕ МАТЧА БРАЗИЛЬЦЫ БЫЛИ ОДУРЕВШИЕ

Табличка перед рабочим кабинетом Бориса Галкина. Фото - lanzheron.com

Табличка перед рабочим кабинетом Бориса Галкина. Фото – lanzheron.com

- В Одессе ведь всегда разбирались в футболе.
- В Одессе всегда очень хорошо разбирались в футболе. Мой отец хорошо разбирался, потом мы ходили на Соборку, слушали людей – конечно, все они были доками. Вообще, на Соборке обсуждали не только футбол. Это было место, где можно было услышать удивительные вещи! Своего рода Гайд-парк советского периода. Но в основном там собирались всё же футбольные болельщики.

Я, конечно, не пропадал на Соборке днями напролет. Сперва учеба, потом армия, потом университет, работа. Защита кандидатской, затем докторской диссертаций, было некогда. Но как только выпадало свободное время, я шел на Соборку. К слову, собирались люди не только на Соборке, но и возле стадиона, у фонтана. Информация на Соборку шла со стадиона, и это было естественно. Там знали больше о делах команды, первыми узнавали о переходах игроков в межсезонье.

В целом, говоря сегодняшним языком, я был наполовину фан, наполовину кузьмич (смеется). Конечно, я никогда не уходил со стадиона до окончания матча, и для меня главным не было попить пива. Я шел смотреть футбол. Скажем так, сегодня у меня появляется больше времени на любимую игру, чем было раньше.

И это сейчас у нас есть мощный поток информации, благодаря интернету и телевидению, а тогда зарубежный футбол был практически закрыт. И как раз на Соборке мы улучшали свои азы футбольных познаний, узнавая в том числе про Ливерпуль, Манчестер, Сток Сити, бразильский футбол.

- Сток Сити приезжал в Одессу в 1965 году. Удалось побывать на этой игре?
- Конкретно на Сток Сити нет, но зато попал на другой матч. Начну слегка издалека. До 1958 года существовала система Дубль-Вэ: вратарь – три защитника – два полузащика – пять атакующих игроков, располагавшихся так, что при проведении линии получалась буква дубль-вэ (W). В 1958 году появилась так называемая Бразильская система – 1-4-2-4. Хотя позже находил материалы, что на самом деле один венгерский тренер внедрял эту систему в ряде команд еще до бразильцев, но именно южноамериканцы стали в сознании масс пионерами и законодателем мод на тот момент.

В общем, в 1962 году турне по СССР совершала бразильская команда Фламенго. Одесса была завершающим пунктом в этой серии матчей, после чего бразильцы на пароходе уезжали домой. Теперь представьте себе, что творилось в Одессе 24 мая 1962 года! Достать билеты было просто невозможно. Но нам, мальчишкам, ведь так хотелось! И мы втроем, не говоря никому ни слова, срываемся из дома и идем на стадион без билетов. Народа – море, милиции тоже. Другие мальчишки пытаются перелазить через забор – их снимают. Что делать? Как сейчас помню, подходим к капитану милиции и начинаем просить: - Дяденька милиционер, ну проведите нас! Сперва он отнекивался, но потом сдался: взял нас за руки и провел! Смотрели мы за игрой между 2 и 3 трибунами. Сперва нас хотели усадить, но мы были маленькими, поэтому наблюдали стоя. Трибуны – забиты, лестницы – забиты, и еще сзади люди стояли просто толпой – такой был ажиотаж. Надо отдать должное, что к детям относились очень хорошо и нас втиснули в первые ряды.

Представьте, что это был за футбол! Сборная Одессы выиграла со счетом 4:2. Костяк команды составляли игроки Черноморца, но в нападении играл Вася Москаленко, на замену вышел Валик Блиндер, который, к слову, впоследствии стал кандидатом химических наук и работал в Университете. Возможно, бразильцы не сильно и упирались, но после матча они были одуревшие, никак не ожидая такого исхода. Годом ранее со счетом 5:1 был обыгран миланский Интер. Итальянцы после игры спрашивали: - Мы что, со сборной играли? – Да, со сборной. Сборной Одессы (смеется).

Идем мы домой, радостные, обыграли бразильцев. А родители-то дома нас ищут! Получили, конечно, по первое число (смеется). Но затем чуть позже, когда отец не мог, я уже ходил на матчи сам.

Самое смешное, что в последний момент ту встречу показали по областному телевидению. Кстати, именно в это время был расцвет одесского регионального телевидения – Москву и Киев включали только на несколько часов. Знаменитая ведущая Нелли Харченко, другие журналисты. В Одессе было два классных комментатора – Викторов и Светланов. Викторов был ОДОвец и в основном комментировал матчи СКА. Когда ему выпадало комментировать матчи Черноморца, он все время пытался вставить какие-то шпильки. Светланов же был болельщиком Черноморца. Так что когда они вели эфир вдвоем, то могли еще и сцепиться (смеется).

- А как вела себя печатная пресса?
- Газета Советский спорт очень не любила Черноморец. Вообще, не только в Киеве, но и в Москве Черноморец не сильно жаловали, потому что моряки были неофициальным чемпионом Москвы. Как только была необходимость обыграть столичную команду, то это делал Черноморец, будь-то в Москве, будь-то в Одессе. Киевлянам мы помогали хорошо. Поэтому Советский спорт всегда писал про нас гадости.

Газетный киоск на углу Екатерининской и Дерибасовской уже другой, но он есть. Фото - lanzheron.com

Газетный киоск на углу Екатерининской и Дерибасовской уже другой, но он есть. Фото – lanzheron.com

- Но газета была своего рода монополистом, и ее читали.
- Да, причем и подписаться на нее можно было только по блату. Можно было купить Советский спорт и в киосках Союзпечати. У каждого были свои знакомые, я, например, Советский спорт, позже еженедельник Футбол, который еще позже трансформировался в Футбол-Хоккей, покупал в киоске на углу Дерибасовской и Карла Маркса, где Китобойный дом. Меня там знали, оставляли справочники, прессу, а также очень интересный еженедельник За рубежом. Там можно было прочесть спортивные новости, получить информацию об английском, итальянском, бразильском чемпионатах. Притом я покупал всегда два справочника. Один был, так сказать, основным, а во втором я оставлял свои прогнозы на матчи Черноморца. И у меня почему-то всегда получалось, что Черноморец по итогам сезона должен был занять 2-3 место, но на деле выходило не так радужно (смеется). Будучи мальчишкой, я при этом страшно расстраивался.

- А как узнавали счет матча, когда Черноморец играл на выезде?
- О, для этого существовало три возможности. Во-первых, источником служили те, у кого были знакомые на телефонной станции, которые связывались с необходимым городом и получали информацию. Во-вторых, это дежурный обкома партии. Особенно, когда секретарем был Евгений Борщ, который был фанатом футбола. Поэтому можно было позвонить прямо в обком. В трубке раздавалось: - Дежурный такой-то. – Здрасьте, а как сыграл Черноморец? И он отвечал! (смеется) Но мы так не делали, а использовали третий вариант – звонок дежурному непосредственно на стадион.

В ПРОКОПЕНКО НЕ ВЕРИЛИ, НО ЗАТЕМ ОН СТАЛ КУМИРОМ

- Кого из советских знаменитостей видели на поле стадиона в Парке Шевченко?
- Мне повезло, я видел игру Льва Яшина в Одессе и видел, как Сева Звенигородский забил ему гол (1969 год – прим. авт.). Видел Эдуарда Стрельцова. Отец меня повел на стадион, когда мы играли товарищеский матч с Торпедо. Человек бил с двух ног, вратарь удержать мяч не мог, даже если тот летел ему в руки. Тогда же не было таких суперперчаток, и мяч был настоящий кожаный. Поле видел прекрасно! И это Стрельцов только вышел из тюрьмы, а как он играл по рассказам до того! Таких футболистов единицы. Пильгуя видел, Маслаченко, Шустикова, Иванова, Воронина, многих. Кстати, Котю Фурса должны были забирать в Торпедо, но в связи с его поведением… Им и Воронина хватало…

Со Спартаком у нас были нормальные отношения, в свое время Черноморец тренировал Никита Павлович Симонян. Кстати, помните, как Блохин заявил, что Черноморец не его уровень, а мы все очень возмутились? Посмотрите, кто тренировал команду! В 1967 году моряков принял Николай Морозов. Знаете, кто это? Это тренер, который привел сборную СССР к 4 месту на Чемпионате мира годом ранее! Всеволод Бобров, Юрий Войнов, Сергей Шапошников, Никита Симонян! Эти и многие другие люди не считали Черноморец не своим уровнем. Никита Павлович вообще хотел остаться в Одессе, но его жена-театралка не захотела, и он уехал в Москву.

Кстати, благодаря Симоняну в Одессу уже в качестве тренера приехал Виктор Евгеньевич Прокопенко. На тот момент мы помнили Прокопенко в качестве футболиста. Сказать, что он был серьезным игроком – нет. Но ведь далеко не всегда успешные игроки становятся успешными тренерами. Посмотрите сегодня на Маркевича, тот же Кварцяный – они были футболистами второй лиги. И вот приходит в команду Прокопенко. Вы знаете, старые болельщики восприняли его плохо. Не верили в него. А потом он стал для них кумиром.

- Кого бы вы назвали лучшими тренерами Черноморца за все время?
- Для меня лично этот список выглядит так: Анатолий Федорович Зубрицкий, Ахмед Лятифович Алескеров, Виктор Евгеньевич Прокопенко и четвертый, несмотря на неоднозначное восприятие в болельщицких кругах, Семен Иосифович Альтман. Это четыре тренера, оставившие вехи в истории команды, создававшие тот Черноморец, который мы все любим.

ЧЕРНОМОРЕЦ БЫЛ И ЕСТЬ РАЗГИЛЬДЯЙСКАЯ КОМАНДА

В компании представителей реальной и виртуальной Соборки. Фото из личного архива.

В компании представителей реальной и виртуальной Соборки. Фото из личного архива.

- Как началось противостояние Черноморец – СКА?
- Тогда командующим Одесского военного округа был будущий маршал бронетанковых войск Бабаджанян. Вот он создал команду СКА, построил стадион, который сейчас привести в порядок – будет очень хороший и уютный стадион в центре города. В то время перспективных футболистов призывного возраста забирали в московский ЦСКА. И Бабаджанян, благодаря своему весу, своим связям в Москве сумел создать здесь хорошую команду. И тот же Москаленко не остался бы в Одессе, если бы не Бабаджанян. И тут началось самое интересное.

- Разделение болельщиков?
- Именно. Когда в городе есть две команды, обе претендующие на повышение в классе, естественно, началось противостояние. Все военные – за ОДО, но большинство одесситов болело за Черноморец.

Но и противостояние было одесским. Знаете, на Соборке ведь не было какой-то одной толпы – люди разбивались на группы по интересам. В какой-то момент проходил мобутовец и кричал: - Курица не птица, Черноморец не команда! Из разных групп тут же выбегали по паре человек и начиналась погоня. Тот включал свои ноги и несся по Советской Армии (Преображенской – прим. авт.). Гнали его обычно до Тираспольской площади, где он, если успевал, заскакивал в трамвай и уезжал. Милиционеры в большинстве болели за Черноморец, поэтому даже не реагировали (смеется).

У нас во дворе было два ОДОвца, которые ходили семьями. Тесть мой был ОДОвцем. Даже когда противостояния как такового уже не было, мы с ним периодически сцеплялись (смеется). Я сам, будучи студентом ОГУ учился вместе с дочкой Виктора Метельского, бывшего игрока еще одесского Металлурга и позже СКА. А мобутовцы сидели в основном на 15-16 трибунах. Там было солнце, но они понимали, что с 1 или 2 трибуны они потом могут просто не выйти.

- Вашему поколению повезло. В том плане, что вы застали не только Одесское дерби, но и уже легендарные еврокубковые матчи, притом, будучи, так сказать, состоявшимися болельщиками. Какие воспоминания от дебюта Черноморца в Европе в матче с Лацио?
- Скажу честно, о Лацио я знал очень мало. На тот период больше информации было о Роме, Милане и Интере. В составе римлян главной звездой был Киналья, которого болельщики сразу переименовали в Каналью (смеется). Что сказать о той игре. Я впервые увидел, что такое итальянский катеначчо. Лацио практически не переходил свою половину поля, пробиться сквозь защиту было невозможно. Дорошенко положил красавец-гол незадолго до конца, но это был только один мяч.

Затем был ответный матч. Не скажу, что мы рассчитывали на победу в Риме, но где-то была надежда на проход. И возвращаясь к теме, как нас не любил Советский спорт. После ответного матча вышла статья: Как и следовало ожидать, Черноморец проиграл. Как же проиграл Черноморец? На 90 минуте в ворота моряков ставят 11-метровый. И уже в наши дни в интернете нашел какую-то итальянскую газету тех времен, так даже их газеты писали, что там не было пенальти! А в дополнительное время команда уже посыпалась.

На трибуне стадиона Черноморец. Фото из личного архива.

На трибуне стадиона Черноморец. Фото из личного архива.

- А Вердер и Реал?
- В 1980-х и 90-х я нечасто ходил на стадион. В основном из-за работы, часто ездил в командировки. Но на матч с Реалом попасть удалось. Мой племянник, который тоже есть на виртуальной Соборке, прибегает и говорит: - Боря, я так хочу попасть на футбол, а меня не пускают. Билетов уже нигде нет, мне через партком ЧМП, через знакомых достали 2 билета. Сидели со стороны чертового колеса, весь стадион забит, матч, конечно, был уникальным. Жаль, что не удалось выиграть, ведь мы могли пройти Реал. Нам нужен был один гол, и он должен был случиться, но мяч попал в штангу. Вы представьте, команда, которая стояла на вылет и должна была играть в переходном турнире в Чемпионате СССР, чуть не обыграла Реал Мадрид с Уго Санчесом, Хорхе Вальдано, Эмилио Бутрагеньо, Мичелом и прочими! Вот это такая команда Черноморец! Выдержать ее – надо иметь нервы-стальные канаты!

- Иными словами, вот эта вот нестабильность – также своего рода визитная карточка моряков?
- Черноморец никогда не был стабильной командой. Команда могла выдать серию, но затем опять переругаться и лететь всем подряд. Вот пример. В Москве было четыре команды-столпа – Динамо, Спартак, Торпедо, ЦСКА, и пятая команда-лифт – Локомотив, который постоянно курсировал между Первой лигой и Высшей. Играем с Локомотивом, ведем 3:1, делаем на поле, что хотим. 10 минут до конца. Как вы думаете, с каким счетом закончился матч? 3:3! (1965 год – прим. авт.) Они решили, что дело сделано. И вот так эта команда играла. Чтобы за нее болеть, необходимо иметь нервы, как веревки! Они могли обыграть любого соперника, но затем подарить два очка заведомо слабой команде. После проигрыша футболисты часто боялись появляться в районе Соборки! Черноморец был разгильдяйской командой и продолжает таковой оставаться. Но, несмотря ни на что, это наша родная команда (смеется). Вот так, вся жизнь, 52 года уже хожу на футбол. Есть сын, есть племянник, у племянника сын – мой внучатый племянник, скоро будем приучать к футболу. Из поколения в поколение передаем нашу историю одесского футбола – от имперских времен до сегодняшнего дня.

Олег Шалькер
Ланжеронъ

Both comments and pings are currently closed.

Здесь нужно написать комментарий

You must be logged in to post a comment.